Остальные новости

Интервью с генеральным директором ТОО СГХК (часть 1)

СГХК: сегодня, завтра и дальше… (Интервью с генеральным директором ТОО СГХК)

Как только где-то что-то аукнется – так вскоре, не сомневайся, у нас обязательно откликнется. Мы это чувствуем на себе: грянул в мире экономический кризис – его отголоски тут же становятся слышны и на Степногорском подшипниковом заводе, и на Степногорском горно-химическом комбинате. Причем для большинства из нас эти отголоски весьма ощутимы, потому что СПЗ с СГХК – градообразующие предприятия: нелегко им – непросто и нам. И поэтому неудивительно, что в пору затяжного кризиса состояние дел на крупных предприятиях города вызывает особый интерес не только у работников этих компаний, но и у всех горожан: как выживать будем? Раньше мы задавали этот вопрос генеральному директору СПЗ (с недавних пор – АО «ЕПК Степногорск»). Сегодня всё наше внимание – СГХК, тем более что там недавно сменился первый руководитель. С ним – генеральным директором Степногорского горно-химического комбината Игорем ТАТАРОВЫМ – и побеседуем.

 

«Я отвечаю за всё»

 

- В газете «Престиж» мы уже представили вас читателям в связи со сменой руководства СГХК. Тем не менее, хотелось бы уточнить: Игорь Витальевич, вы кризис-менеджер?

- Есть доля истины в том, что вы говорите, называя меня кризис-менеджером. На сегодняшний день кризис-менеджеры нужны большинству предприятий Казахстана, да и многим другим зарубежным компаниям, потому что кризис - мировой. Идет снижение цен на сырье, товары, услуги, и в таких условиях требуются иногда не совсем стандартные решения и подходы.

Возникла такая необходимость и на нашем предприятии. Накопился ряд нерешенных проблем, есть некоторые мероприятия, которые можно назвать кризисными. Нет у нас в запасе года или двух на раскачку, многие проблемы требуют быстрых решений – три месяца, полгода максимум.

- Ваш предшественник тоже называл себя кризис-менеджером. Он оставил вам в наследство нерешенные проблемы?

- Проблемы всегда остаются. Нет такого руководителя, о котором можно было бы сказать, что он все проблемы решил. Бизнес – это не бюджетная организация, где все подчинено кодексу. У нас производство.

Разные задачи ставились. Поставленные передо мной задачи – заниматься не только, скажем так, внешней деятельностью предприятия, но и постараться, по мере своих возможностей, вникнуть во внутренние процессы, в производство. Если раньше генеральный директор отвечал за взаимоотношения с госорганами, с другими предприятиями, с министерствами и в помощь ему был директор по производству, который отвечал только за производственную деятельность, то на сегодняшний день передо мной поставлена задача отвечать за всё. Я отвечаю за всё.

- Взят во внимание ваш прежний опыт? Но в вашем послужном списке, Игорь Витальевич, я не нашел ничего такого, что связывало бы вас прежде с металлургией или урановым производством. Не свидетельство ли это, в какой-то степени, вашего дилетантизма в новом деле?

- Я не металлург – это точно. Я и энергетиком по образованию не был, однако это не помешало мне многие годы управлять энергокомплексом. Назову себя по-другому: я - администратор. Если правильно понимать бизнес-процессы, то ими можно управлять, не всегда будучи специалистом в той или иной отрасли. Руководители крупных компаний не обязательно являются узкими специалистами. Часто, на сегодняшний день, это может даже мешать глобально развитию предприятия.

- Значит ли это, что вы и не собираетесь глубоко вникать в металлургию?

- Я это и не должен делать. Для этого есть специалисты, которые за это отвечают, которые получили, будем надеяться, высококлассное специализированное образование, которые учились многие годы своему делу, которые на практике все прошли. Важная задача администрирования – правильно применить их опыт, их знания. Каждый человек должен работать на своем месте и приносить пользу. Задача предприятия и, в частности, администрации – получить от человека максимум пользы.

- Про максимум пользы. До последнего времени вы были председателем правления АО «Павлодарэнерго». Продолжаете заниматься другими делами – наряду с СГХК?

- Есть некоторые бизнес-структуры, где я работал. Но из-за большого времени, которое я посвящаю комбинату, у меня нет возможности заниматься еще чем-то. Поэтому я все остальные направления своей деятельности пока приостановил.

- Переехали в Степногорск с семьей?

- Семья в Астане, потому что дети учатся в школе и перевести их сюда пока нет возможности. Для общения с семьей есть воскресенье, Степногорск не так далеко от столицы.

Кадровая политика

- Известно, что кроме вашего предшественника еще несколько менеджеров СГХК уволились. Это уже следствие вашей кадровой политики? Вы, Игорь Витальевич, сказали, что будете опираться на опыт работающих здесь специалистов. Собираетесь ли создавать свою команду под поставленные перед вами задачи?

- Специалистов в этой отрасли очень мало, поэтому, естественно, правильнее опираться на людей, которые здесь работают. Для меня важно понять, на что способен человек как специалист. Есть специалисты, совершенно одинаковые по своим профессиональным качествам, но при этом один может руководить коллективом, у него есть для этого какие-то задатки, а другой, не меньший профессионал в своем деле, - очень хороший исполнитель. Разобраться – находится ли человек на своем месте, - задача номер один и, естественно, расставить людей, кто на каком месте принесет больше пользы.

- Нет ли опасения, поскольку вы лично будете определять, кто чем станет заниматься, что кто-то сосредоточится не на работе, а на том, чтобы угодить вам любой ценой?

- Не исключено, что будут стараться угождать, но есть же показатели, кроме личной приязни или неприязни. К своим пятидесяти годам я уже научился отделять личное от профессиональной пригодности, и не всегда человек, который, может быть, мне нравится, приближен. Человек может и не нравиться, может быть скандальным, но, если он хороший профессионал, я готов принять его таким, какой он есть.

Пока я никого не менял. Директор по производству Андрей Владимирович Матюшкин, по-моему, давно уже здесь работает. Евгений Леонович Калмыков является одновременно директором СКЗ «Пирит», который размещается на территории нашей промплощадки, и исполнительным директором ТОО СГХК. Пока совмещает обе должности, но ищем варианты, чтобы СКЗ «Пирит» возглавил кто-то другой, потому что здесь у исполнительного директора работы очень много. До моего назначения из производственников уехал только Кравцов и поменялся коммерческий директор.

- А как у вас, Игорь Витальевич, со специалистами в цехах? Есть ли дефицит кадров, прежде всего, рабочих, ведь именно они, по сути, решают всё?

- Дефицит кадров, по-моему, сейчас есть у всех предприятий. Но я бы уточнил: дефицит именно квалифицированных кадров. На сегодняшний день нет хорошей системы постоянного повышения квалификации. Пока наша система оплаты и производительность труда таковы, что не к чему стремиться человеку. Раньше большая разница была в разрядах и, соответственно, в оплате труда токарей, скажем, 2 и 6 разряда. Сейчас это незначительно, поэтому нет у человека стимула стремиться к профессиональному росту. Будем пытаться создавать такие стимулы – этим, подбором кадров и повышением их квалификации, должен заниматься отдел по работе с персоналом. Могли бы подключиться и профсоюзы. Я с ними провел переговоры, попросил их поучаствовать в этом деле, потому что институт наставничества в свое время был в ведении профсоюзов. Лет за пять, как правило, по линии профсоюза пожилого работника закрепляли за молодыми, чтобы было кому передать свое рабочее место и мастерство. Сейчас этого нет. Две недели назад мы с профсоюзом поговорили, пока я не увидел никакого обратного отклика. Профсоюз, по-моему, не только должен выступать антагонистом администрации.

- Вы сказали, что надо будет еще и обучать людей. Есть какая-то программа профессионального обучения?

- Пока мы повышаем квалификацию, только пользуясь теми курсами, которые предлагают сторонние организации. В перспективе попробуем объединить крупные компании региона и, может быть, совместно создадим какую-то материальную базу, где можно было бы обучать, например, специальностям аппаратчиков, компрессорщиков – самым востребованным, которых и на рынке труда нет практически. Привлечь и государство можно – тут есть разные формы, но при этом придется вкладываться. В молодежь надо вкладываться – и получать в итоге, через полгода-год, специалистов.

Картина дня сегодняшнего

- Игорь Витальевич, в каком состоянии вы приняли СГХК? Какова реальная картина сегодня?

- В нормальном состоянии. Основное производство, связанное с переработкой уранового сырья, работает, и работает стабильно – на давальческом сырье (в Шантобе теперь же нет ресурсов, рудник на консервации стоит).

Сегодня наше производство диверсифицировано – на переработку медьсодержащего, золотосодержащего и урансодержащего сырья разного вида.

Модернизация под диверсификацию производства еще до конца не доведена. Есть проблемы с сырьем. Цех работниками укомплектован полностью, а сырьем производство загружено всего на 30 процентов. Вот из-за этого, прежде всего, финансовые проблемы. Платим зарплату, идут расходы на энергоресурсы, а сырья пока нет. Сейчас ведем переговоры с крупными компаниями, чтобы заменить один вид сырья, которое не пошло, на другой. Без сырьевой базы, получается, зря модернизация была проведена.

- Сегодня СГХК – это, по сути, только промышленная площадка ГМЗ?

- Это сам завод и рудник Кызылту. Там СГХК является соучредителем – у нас 24%, а остальное принадлежит «Казатомпрому». Это опять же сделано для развития собственной сырьевой базы. Это уже хоть какая-то независимость от внешнего рынка.

- Ну а если говорить о направлениях работы, то, правильно ли я понял, у вас осталась переработка урансодержащей руды из давальческого сырья, началась переработка золотосодержащей руды и медно-молибденовой из месторождения Кызылту?

- Сейчас ведется опытно-промышленная переработка руды из Кызылту – пока со средними результатами: есть проблемы с качеством руды, над этим работаем, будем ставить обогащение, так как содержание не то, которое соответствует нашим проектным загрузкам. Тем не менее, рудник перспективный, работа будет, есть временные трудности, которые связаны с направлением по меди.

С направлением по золоту отрабатываем технологии, потому что они для завода все-таки новые, только в конце года запущены. Разное сырье, потому что поставщиков несколько, сырье отличается друг от друга и содержанием золота, и примесями.

Отработали с одним поставщиком. Уже на этот сплав, который получили с высоким содержанием золота, заключили контракт с аффинажным заводом в Астане - «Тау-Кен Алтын». Будем проводить аффинаж и продажу золота. Это первая успешная партия, о которой нестыдно и сказать.

Есть еще возможности по модернизации линии, задействованной в переработке золотосодержащего сырья, – ее дальнейшей автоматизации, то есть уменьшению воздействия человеческого фактора. В этом году будем заказывать программу автоматизации линии, потому что пока, к сожалению, очень большая зависимость от качества труда и квалификации работников. Одна ошибка может привести к большим потерям расходных материалов и ингредиентов по переработке. С этим столкнулись в процессе технологии – поняли, что, если мы хотим постоянно работать с золотом (а этот продукт требует повышенного к себе внимания, так как измеряется не сотнями тонн, а килограммами и граммами), нужно вкладываться в автоматизацию.

- К сегодняшнему дню какова готовность всех трех направлений деятельности СГХК?

- Работать можем сейчас. Другое дело, если говорить о качестве нашей готовности, то оно составляет 80 – 90 процентов.

По одной, золотой, цепочке нам нужна автоматизация, которую мы начали в этом году и закончим уже к весне, может быть, даже и раньше.

По медно-молибденовой больше вложений нужно – потерпим еще один год, потому что у нас основная добыча пойдет только с 2016 года и дальше.

По урановому направлению есть планы выхода на собственную сырьевую базу. Пока поставщиком является «Казатомпром» через свои рудники, но, к сожалению, это давальческое сырье. У «Казатомпрома» есть собственные перерабатывающие мощности – пусть они чуть дальше и, может быть, даже чуть дороже, но, так это собственные мощности, их стараются загрузить в первую очередь.

При сотрудничестве с нами не работает чистый бизнес – пока приходится уговаривать, упрашивать. Учитывается социальная сторона дела. Степногорск – это, как известно, моногород, и ситуация на нашем комбинате так или иначе влияет на ситуацию в городе. Это тоже один из факторов, который нельзя не учитывать: и мы просим «Казатомпром», и аким обращается, и область, и правительство – не оставляйте комбинат без сырья. Был я у акима области три недели назад, и Сергей Витальевич Кулагин сказал, что будет и дальше помогать по сырью – обращается официально, как руководитель региона, который, конечно же, беспокоится о состоянии дел в Степногорске. Получается так: финансовое состояние комбината настолько сильно взаимосвязано с городом, что приходится не только прорабатывать бизнес-модель предприятия, а еще и не забывать про социальную составляющую.

Продолжение здесь